Великая китайская стена: наследие цивилизации

Великая китайская стена: наследие цивилизации

Знакомство практически любого человека, не живущего в Китае, с Великой китайской стеной, происходит благодаря книжкам истории. И до совсем недавних пор во многих из этих книжек преподносился поражающий воображение факт: Великая китайская стенки — это единственное неестественное сооружение, которое возможно подметить из космоса невооруженным глазом. В конечном итоге это не совсем так — из космоса стенке человек без применения технических приспособлений не заметит.

Такое вероятно в низших слоях воздуха, но никак не в космосе.

Выстроенная в четыре приема

Подобные утверждения распространились благодаря выдвинутому в первой половине прошлого века подобному предположению журналиста Ричарда и американского писателя Халибертона. Но то, что Великая китайская стенки не видна из космоса, никоим образом не отменяет ее грандиозности и уникальности. Все-таки общая длина Стенки (с учетом всех ответвлений) в практически девять тысяч километров разрешает с полным основанием именовать ее самым масштабным архитектурным сооружением всех времен и народов.

Начало постройке Великой китайской стенки положил первый император объединенного Китая Цинь Шихуан-ди во второй половине III века до новой эры — первый этап, «стенки семейства Цинь». Цинь Шихуан-ди сформулировал саму концепцию Стенки: с одной стороны, это была защита от набегов кочевников с севера, с другой, она должна была зафиксировать границы сравнительно не так давно объединенного китайского страны и не позволить обитателям страны уйти из-под власти императора.

Эти правила реализовывались и при последующей династии Хань — второй этап, «стенки семейства Хань» (II век до новой эры — II век новой эры). Сейчас главной была задача построения более идеальной оборонительной преграды, поскольку Стенки семейства Цинь представляла собой скорее высокую земляную насыпь с башнями для гарнизонов, нежели полноценную стенке. Фортификационные характеристики Стенки совершенствовались, а сама он становилась протяженнее на протяжении как второго, так и третьего этапа строительства — «стенки Пяти Семейств и Десяти Царств» (XII век).

Но тот вид, что современное человечество имеет счастье лицезреть по остаткам Великой китайской стенки, Стенки купила во времена семейства Мин, на четвертом этапе собственного сооружения, в XIV-XVII столетиях. Как раз в эти столетия она достигла большой протяженности, перекрыв все наиболее значимые дороги с севера в Китай, наряду с этим достигнув того уровня армейского мастерства, что делал Стенке неприступной.

Но никакая стенки не может обезопасисть от внутреннего предательства — и семейство Мин пала в середине XVII столетия по обстоятельству измены одного из собственных полководцев, что пропустил за стенке маньчжурских завоевателей, каковые основали новую семейство Цин, совсем не заботившуюся о сохранности стенки. В следствии Великая Китайская стенки к концу XX века полностью провалилась сквозь землю как по естественным обстоятельствам, так и из-за применения ее материалов местными обитателями для хозяйственных потребностей. Так длилось, пока в восьмидесятые годы власти Китая не встрепенулись и не ринулись реставрировать жалкие остатки Стенки в качестве исторического наследия.

Надежный барьер между варварством и цивилизацией

В случае если первая стенки возводилась приблизительно полумиллионом строителей, согнанных на принудительные работы, то, в соответствии с подсчетам экспертов, на сооружение Великой китайской стенки при династии Мин был кинуто уже ни большое количество, ни мало — один миллион работников. Но в следствии была выстроена совокупность защиты, которой нет аналогов в истории . И дело тут не только в протяженности Стенки.

Дело в самой организации обороны — в частности оборонительным целям и должна была помогать стенки. В первую очередь, необходимо подчернуть, что, не считая протяженности, по остальным сугубо техническим показателям Стенки не через чур впечатляет. Она была достаточно умеренной высоты — всего шесть метров в среднем собственном значении, что в сравнении с высотой, скажем, стен средневековых европейских замков думается легко детской шалостью.

Стенки не поражала воображение собственный толщиной — да, ее ширина была достаточной чтобы по нее маршем прошла шеренга из пяти пехотинцев либо проехала одна колесница, но и это для военной науки того времени не было пределом. Намного больший интерес воображает совокупность защиты стенки.

Во-первых, стенки была выстроена на самых удачных стратегических позициях, по вершинам горных хребтов, что исключало возможность единовременного подвода к ней громадных воинских сил либо стенобитных орудий. Получалось, что шестиметровая по высоте стенки была неприступна как раз по обстоятельству слабости сил, каковые имели возможность добраться до нее в конкретном месте в конкретный момент времени.

Во-вторых, вся стенки была совокупностью укрепленных башен и фортов, в которых пребывали более либо менее важные воинские гарнизоны, талантливые противостоять существенно превосходящим по численности силам нападающих. В-третьих, была налажена безотказная и по тем временам оповещения и идеальная система связи — любая башня должна была пребывать в пределах прямой видимости по отношению соседних башен с каждой стороны.

При необходимости с башни подавался сигнал (или звуковой, посредством барабанов, или визуальный — днем дымовой, ночью посредством огня), что тут же передавался по цепочке. Такая совокупность разрешала передать данные с одного крайнего пункта Великой Китайской стенки до другого ее крайнего пункта в течении 24 часов — темпы передачи сведений для эры, в то время, когда не было ни интернета, ни сотовой, ни спутниковой, ни связи, легко сказочные.

И, наконец, в четвертых, существовала строжайшая совокупность контроля и дисциплины на Стене. Любой, кто желал пробраться за стенке снаружи, с севера, должен был представить соответствующие документы и прошение на пропускной пункт, откуда они уходили к госслужащим в центр империи. Без получения разрешения из столицы никто не имел возможности снаружи пересечь стенке.

На данный счет существовали строжайшие указания, исходя из этого неудивительно, что у пропускных пунктов в Стенке неспешно сложились настоящие поселения из тех, кто должен был месяцами ожидать ответов государственныхы служащих. Так что при более внимательном рассмотрении обнаруживается, что грандиозность и неприступность Великой китайской стенки заключалась не только в масштабах, но и в тех людях, каковые ее защищали.

Александр Бабицкий

Великая китайская стенки! — документальный фильм — nationaal geographic


Темы которые будут Вам интересны: