Дом на котельнической набережной: стареющая звезда

Дом на котельнической набережной: стареющая звезда

Высотка на Котельнической набережной, которую гордо именовали «советским небоскребом», уже больше полувека есть одной из достопримечательностей Москвы. Строение выстроено так, что господствует над всей территорией и есть отправной точкой для всех улиц, идущих вниз к реке, и контрапунктом к Кремлю. Из всех «сталинских небоскребов» высотка на Котельнической была заселена первой — в первой половине 50-ых годов двадцатого века.

Данный дом славился именитыми жителями, его «звездность» на метр квадратный была неповторимой кроме того для столицы.

Перечень тех, кто жил (а кое-какие еще и живут ) в этом доме, поражает: актрисы Фаина Раневская, Клара Лучко, Лидия Смирнова, Нонна Мордюкова, поэт Александр Твардовский, балерина Галина Уланова, дрессировщица Ирина Бугримова, композитор Никита Богословский — целое созвездие культурной элиты страны, настоящие знаменитости, любимцы публики. Это дом Юрия Любимова, Андрея Вознесенского, Людмилы Зыкиной, Василия Аксенова, Александра Ширвиндта, Евгения Евтушенко. Глава местной территориальной общины (раньше сообщили бы — домкома) — Софья Николаевна Перовская (правнучка брата известной террористки-революционерки Софьи Перовской) Кроме того легко перечисляя имена ощущаешь, как окунаешься в культурное прошлое (к сожалению, как раз прошлое, а не настоящее).

Говорят, что Твардовский познакомился с Фаиной Раневской в совсем неловкой ситуации: поэт забыл ключи, дома никого не было, а в туалет хотелось совсем невыносимо. На лестничных площадках дома на Котельнической справлять потребность нереально — ситуация не располагает, вот несчастный поэт и постучал в квартиру Раневской. Знакомство, начавшееся так уникально, понравилось обоим, и Раневская, провожая неожиданного гостя, приглашала его заходить: «Приходите еще, — сказала актриса, — двери моего клозета неизменно открыты для вас!».

У строения три корпуса, и многие уверены в том, что корпус «А» (стоит на набережной Москвы-реки), что был выстроен еще до войны (1938-1940 гг.) не есть «настоящей высоткой». Данный корпус был прозван «чекистским» и только декорирован под неспециализированный стиль строения уже по окончании войны, на протяжении строительства самой высотки.

Прозвище было дано корпусу «А» отнюдь не просто так. В нем вправду жили чекисты, и перечень новоселов по окончании окончания строительства корпуса, подписывал лично Берия. В том месте были и «генеральские» квартиры, но солидную часть занимали коммуналки для младших офицеров.

Они были расселены только в 80-е годы, в то время, когда в строении проходил капремонт.

Фактически говоря, вся высотка на Котельнической была с «чекистским» уклоном — территории для спецслужб и военных существовали и в высотной части дома (корпус «Б», 26 этажей, 32 вместе с техническими этажами), и в корпусе «В» (11 этажей, как и в корпусе «А», находится на протяжении набережной Яузы). Говорят, что одна из квартир в первом подъезде корпуса «В» была специальной, а под ней и вовсе размещалось общежитие Генштаба, а под общежитием — квартира, в которой в «тайной» помещении пребывало «тайное» спецоборудование.

Старожилы высотки обожают говорить новичкам, что вбивая гвоздь в стенке возможно наткнуться на скелет — якобы рабочие замуровали нелюбимого прораба. Стойкость аналогичных преданий связана с тем, что строение строили арестанты. Говорят, что они же являлись и моделями для разнообразных «патриотических» барельефов, разнообразных фигур и скульптурных групп, украшающих строение, а на стеклах некоторых квартир возможно было отыскать кроме того «послания», выцарапанные гвоздем («строили зэки» — утверждают, что такая надпись имеется в квартире писателя Василия Аксенова).

Экскурсоводы по столичным высоткам говорят, что строение на Котельнической должно было стать стратегическим объектом (и как раз исходя из этого в нем был таковой «чекистский» контингент), а также планировали построить подземные тоннели к Кремлю, Новоспасскому монастырю и через Москва-реку. А также для этих тоннелей было перемещено русло Яузы.

Одна из самых необычных тайн высотки на Котельнической — количество квартир. В полной мере официальные и не через чур официальные источники именуют совсем различные цифры. К примеру, ежегодник Академии Архитектуры СССР «Советская архитектура» за 1954 год утверждал, что квартир в строении — 344.

Книга «Высотные строения Москвы» Н.Кулешова и А.Позднева именует цифру «около 800». Другие источники уверяют, что квартир более чем 700, именуется и цифра около 500. Полнейшая неразбериха.

Кое-какие эксперты уверены в том, что все дело в методике подсчета. Ежегодник Академии Архитектуры СССР «Советская архитектура» вычислял квартиры в высотной части, «около 500» — это число квартир в корпусах «Б» и «В», а «более чем 700» либо «около 800» — это общее число квартир во всем строении.

А вот Софья Николаевна Перовская, «домкомовка» Котельнической высотки, живущая в ней с 1954 года, честно говорит, что правильное количество квартир никому не назовет: «У нас имеется квартиры сдвоенные и строенные. Как они на данный момент числятся — не известно».

Квартиры в доме на Котельнической являлись предметом мечтаний советской элиты, их роскошь поражала воображение, а сам дом казался недосягаемым оплотом судьбы «класса люкс». Хрустальные люстры либо медные светильники, потолочная лепнина, дорогой паркет, «сталинский» кафель, охрана и консьержка у входа (гарантия против ограблений), — все это являлось неотъемлемой принадлежностью квартир высотки на Котельнической.

Кстати об ограблениях 30 декабря 1981 года квартиру в высотке все же ограбили, причем совсем нахальным образом. Несколько мужчин с коробкой и огромной ёлкой в лентах и бантах явилась в дом и заявила консьержке, что они — из «Госцирка», и им велено покинуть все принесенное у дверей квартиры дрессировщицы Ирины Бугримовой. «Носильщиков елки» пропустили, а в то время, когда они не возвратились, оказалось, что елка вправду стоит у двери квартиры, лишь вот двери — настежь, «курьеров» нет (ушли через тёмный движение, на что имеется выход из каждой квартиры), равно как нет и неповторимой коллекции бриллиантов Бугримовой (многие алмазы из данной коллекции были «прописаны» в интернациональных каталогах).

Поговаривают, что ограбление было заказано Галиной Брежневой, очарованной неповторимыми камнями. Болтают кроме того, что прямую сообщение Брежневой с «носильщиками елки» установили прокуратура и милиция.

Вот таким он был, дом на Котельнической набережной, где кроме того ограбления были элитными — не какой-то в том месте телевизор уволокли, а коллекцию неповторимых бриллиантов. Но, звездное время строения миновало, и сейчас квартиры в доме на Котельнической оцениваются в лучшем случае как бизнес-класс, элитный сегмент занят более респектабельными вариантами. Строение ветшает, «сталинский кафель» в далеком прошлом обвалился.

Только сохранившиеся хрустальные люстры сияют так же, как и прежде, разбрасывая радужные, бриллиантовые брызги света. Но вечные неприятности с лифтами, мусоропроводами, стоянками и другим техобслуживанием снижают цена квартир в строении на Котельнической. К сожалению, на данный момент высотка потеряла прошлую значимость, сохраняя только привлекательность исторического замысла («Желаю жить в том месте, где жила Уланова!»).

Увы, новые жильцы, берущие квартиры в высотке, сильно отличаются от тех, каковые жили в доме прежде. Недавно была настоящая война между новосёлами и «старожилами» из-за частного лифта (в следствии установки частного лифта в многоуровневой квартире в одной из квартир дома начал разрушаться потолок и пошли трещины по стенкам). Страно, что строение на Котельнической кряхтит, но пока держится.

Александр Ширвиндт в собственной книге «Schirwindt, стёртый в пух и прах» писал: «Я обменялся ко мне случайно лет сорок назад. Это микрогород, данный когда-то Сталиным под заселение самым-самым… на данный момент картина с позиций личностной мощи, само собой разумеется, пожиже, но сегодняшние хозяева судьбы скупают у испуганных потомков по нескольку квартир на этаже, соединяют в витиеватые архитектурные ансамбли и обитают в этих лабиринтах, опасаясь не отличить при реконструкции несущую стенке от ненесущей. И вот бедные стенки отечественного дома несут на собственных древних плечах груз ответственности за безнадзорность».

Безнадзорность — вот нынешнее состояние высотки на Котельнической набережной. А жаль. Так как одно из прекраснейших строений Москвы, зеркало истории столицы

София ВАРГАН

Звезда высотки на Котельнической набережной.


Темы которые будут Вам интересны: