История строительства московских высоток: монументальный памятник советской власти

История строительства московских высоток: монументальный памятник советской власти

Проекты первых высотных строений для Москвы показались еще до революции 1917 года. В первую очередь ХХ века прогрессивные архитекторы предлагали разнообразные варианты строительства высоток, оснащенных всеми техническими благами, какие конкретно лишь существовали в те времена — начиная от электричества и заканчивая кондиционерами. Эти проекты принимались к рассмотрению, а многие кроме того были близки к реализации — но к ним опоздали приступить, помешала революция.

Советская власть, которая изначально пробовала доказать всем (а прежде всего собственному народу), что в Советском Альянсе все лучше и больше, с наслаждением бы начала строить высотки в столице, но останавливала вечная дефицит денег. Ликвидация последствий Первой Мировой, двух гражданской войны и революций обходилась весьма дорого. Какие конкретно уж тут высотки!

Еще до второй мировой Москва была страно патриархальным городом. Самым высоким строением была гостиница «Москва» — шестнадцать этажей, было некое количество шести-восьмиэтажных строений, но по большей части столица 1/6 части суши представляла собой ветхий город, в котором еще со времен Пушкина самым высоким строением считался дом губернатора на Тверской — аж три этажа!

Монументальная победа в самой кровавой войне в истории потребовала монументальных монументов. Тем более, что в Соединенных Штатах В первую очередь ХХ столетия выросло множество небоскребов, а особенным «бревном в глазу» маячил Эмпайр Стэйт Билдинг, выстроенный в первой половине 30-ых годов двадцатого века — самое высокое в то время строение в мире. Именно это 382-метровое «бревно» вдохновило Сталина на проект Дворца Советов.

Но достроить Дворец Советов до начала второй мировой опоздали, а на протяжении обороны Москвы часть железных сооружений Дворца было разобрано для устройства рубежей обороны. Их так и не стали восстанавливать. Так как по окончании военных побед требовался не просто ответ на Эмпайр Стэйт Билдинг, а полное изменение имиджа столицы страны-победителя.

Тут уже одним Дворцом Советов было никак не обойтись.

Во второй половине 40-ых годов двадцатого века перед Управлением строительства Дворцом Советов была поставлена задача — строительство восьми многоэтажных строений в Москве. Эти высотки были призваны организовать новый архитектурный ансамбль столицы — по-российски красивый, готически-красивый и шикарный в восточном стиле.

В сутки празднования 800-летия Москвы, 7 сентября 1947 года была осуществлена символическая закладка всех восьми высоток. Действительно, в тот момент еще не было кроме того проектов новых строений, но основное было — заявить об их будущем постройке. Никакого «главного камня» фундамента, только «Перед трибуной — сложенный из кирпича столбик, к которому прикреплена бронзированная плита с надписью: Тут будет сооружено 32-этажное строение.

Заложено в сутки 800-летия Москвы 7 сентября 1947 года» (заметка в газете «Советское мастерство» от 12 сентября 1947 г.). Такая закладка символизировала изменение Москвы в новом столетии ее существования.

Заодно высотки открыли новую архитектурную страницу — они явились первыми представителями стиля, названного советским классицизмом (либо советским ампиром), что является смесью древнеримского имперского стиля, древнерусского зодчества и средневековой готики.

Возведение высотных строений в Москве было сопряжено с целым рядом трудностей: рыхлый, болотистый грунт, карстовые полости, подземные реки. Подсчет говорит о том, что для возведения фундамента под современные столичные небоскребы требуется столько металла и бетона, что из них возможно выстроить семь десятиэтажных домов. Как раз ненадёжность и рыхлость грунта явилась главной причиной применения стиля «свадебного пирога» — широкое основание разрешало существенно снизить удельную нагрузку на грунт, уменьшить глубину фундамента, а при «ступенчатом» выполнении строения решалась неприятность жесткости, и верхние этажи не должны были раскачиваться от ветра.

У каждого сталинского небоскреба собственная история строительства.

Высотка на Красных Воротах была изначально выстроена с наклоном, подобно Пизанской башне. Из-за расположенной под правым крылом станции метро строение должно было дать осадку. Ждать естественной осадки было через чур продолжительно, и в следствии грунт был заморожен, строительство длилось, а по окончании оттаивания грунта, строение, возводимое под углом, выпрямилось.

Высотка на Котельнической набережной по большому счету выстроена из двух частей, причем первая часть была возведена еще в первой половине 40-ых годов двадцатого века (22-этажное строение). Действительно, архитектор Дмитрий Чечулин сходу предполагал, что это строение станет потом частью более большого сооружения, и именно он во второй половине 40-ых годов двадцатого века взялся за достраивание высотки. Реконструкция фасада ветхого крыла, надстройка фирменных высотных башенок, керамическая «одежка» — все это разрешило ветхой части органически присоединиться к новой.

У строения МГУ — история появления фонтанов. Каковые в действительности вовсе и не фонтаны, а декорирующий элемент, закрывающий огромные подземные воздуховоды перед строением. Имеется еще и история яблоневой аллеи: Сталин, разговаривая с архитекторами, все искал — к чему б придраться, но никак не обнаружил, и в итоге внес предложение об устройстве яблоневой аллеи.

За что, кстати сообщить, ему признательно уже не одно поколение студентов.

Кстати сообщить, начальные проекты строения МГУ Бориса Иофана (он был позднее вычеркнут из перечня архитекторов МГУ) не предполагали никаких шпилей, а плоскую крышу со скульптурной композицией. Лев Руднев, заменивший Иофана, решил заменить композицию на монумент Ломоносову. Это делало дизайн совсем одиозным: громадный, массивный постамент под маленькую, практически кукольную статую.

В следствии было решено установить 58-метровый шпиль со звездой.

Говорят, что шпили на высотках показались вследствие того что Сталин, заметив строение на Смоленской площади, назвал его куцым, и тогда дизайн был дополнен башенкой со шпилем. Конечно, подобными башенками срочно были дополнены и остальные высотки. Ну а звезды вершина шпиля высотки на Смоленской площади терялась в небе, и ее было нужно акцентировать.

Флюгер — не модно, а вот звезды для столицы СССР были самым хорошим решением.

София ВАРГАН

Нераскрытые тайны Сталинские высотки


Темы которые будут Вам интересны: