Монмартр: очарование контрастов

Монмартр: очарование контрастов

Нарочитое сочетание контрастов и противоречий — так, пожалуй, возможно охарактеризовать данный парижский квартал, где базилика Сакре-Кер, воздвигнутая на бугре Монмартр во искупление грехов по окончании постигших страну потрясений, соседствует с районом красных фонарей на Пляс Пигаль у подножия бугра. Известное кабаре «Ловкий заяц» — с не меньше известным кладбищем святого Винсента, современная городская архитектура — с виноградником и мельницами, оставшимися от когда-то существовавшей на этом месте деревни.

Страно, как район, одна из предположений заглавия которого — «Гора мучеников», стал центром притяжения богемы, ни при каких обстоятельствах не отличавшейся аскетизмом? Предположительно, как раз в таком необыкновенном месте и возможно было черпать воодушевление, как раз тут и имели возможность зародиться практически все эпатажные и противоречивые направления современного мастерства.

Церкви Монмартра

Сакре-Кер

Кроме того самая известная базилика Монмартра — церковь Святого Сердца Господня (Сакре-Кер) вбирает в себя множество противоречий: неоднозначно воспринятая парижанами мысль ее строительства, эклектическое архитектурное ответ, диаметрально противоположное отношение к архитектурным преимуществам широкой публики и сооружения профессионалов. Но все это за много лет существования базилики, воздвигнутой на стотридцатиметровом бугре и вот уже практически век главной над муниципальным кварталом, стало, скорее, ее преимуществом, нежели недочётом.

Клятвенный обет воздвигнуть церковь в память о жертвах войны с Пруссией, закончившейся провалом Французской империи, дали два француза-католика — Роо де Флери и Лежанти. Обет был поддержан парижским епископом Гибером. Представители церкви полагали, что франко-прусская война явилась расплатой за Великую французскую революцию, наказанием нации за грехи, отсутствие и гордыню благочестия.

Но парижане принимали Парижскую коммуну как честный бунт угнетенных, и исходя из этого вычисляли идею строительства церкви проявлением ханжества. Большая часть пожертвований на постройку базилики Сакре-Кер поступило из провинции, где настроения у людей быстро отличались от столичных.

Конкурс на постройку церкви прошел с громадными сложностями: мало кто из именитых архитекторов готов был пожертвовать собственной репутацией, затеяв грандиозную стройку на бугре, изрезанном в шахтами, как будто бы головка сыра (в средние века тут добывали гипс). Из 78 работ, представленных в первой половине 70-ых годов девятнадцатого века конкурсной рабочей группе, победил проект шестидесятидвухлетнего архитектора Поля Абади.

Базилика на Монмартре стала апогеем его архитектурного мастерства. Проект крестово-купольного храма вобрал в себя черты собора XII века Сен-Фрон в южной части Франции, в реставрации которого Абади учавствовал, и известных соборов — святого Марка в Венеции и константинопольской святой Софии.

От момента закладки камня в основание базилики 16 июня 1875 года до полного окончания строительства прошло четыре десятилетия. Под фундамент сооружения было выкопано 83 шахты, уходящих вглубь на высоту десятиэтажного дома (33 метра). Удачно выбранный в качестве стройматериала травертин — известковый камень, добываемый в карьерах Шато-Ландон, разрешает храму постоянно сверкать белизной: дожди вымывают из камня кальцит, образующий белый налет.

Абади погиб в первой половине 80-ых годов XIX века, задолго до окончания строительства собственного шедевра. Его план воплощали, сменяя друг друга, пять архитекторов. Само собой разумеется, любой из них не удержался, чтобыне внести в него скромную лепту собственного таланта.

Задуманные Абади строгие сферические купола в следствии превратились в вытянутые вверх яйцеобразные конструкции, дабы тем, кто наблюдает на храм у его подножия, они не казались чересчур плоскими.Каким-то чужеродным элементом фаллической формы знатокам показалась колокольня, уже на этапе строительства ее уместность подвергалась сомнению. В декор базилики, дополненный колоннами, арками, полукруглыми окнами и вырезанными из камня орнаментами, согласно точки зрения современников строительства, привнесено больше китча, чем художественных преимуществ.

Но, время стирает все камни преткновения: то, что раньше казалось воплощением безвкусицы, сейчас стало центром притяжения туристов и очередным архитектурным знаком Парижа. А о политическом контексте, сопровождавшем строительство, уже никто не вспоминает.

Сен-Жан-л’Эванжелист

Еще больше копий было сломано около строительства церкви Святого Иоанна Богослова на Монмартре (Сен-Жан-л’Эванжелист), созданной архитектором Анатолем де Бодо на заре ХХ века. При постройке церкви в первый раз употреблялась новая разработка «армированного цемента», предложенная во второй половине 80-ых годов девятнадцатого века Полем Коттансеном: при возведении стен кирпичи связывались в бетоне проволочной арматурой.

Тогда никто и не думал, какие конкретно много возможностей перед строителями и архитекторами открывает армированный бетон. Напротив, многие предрекали строению скорое разрушение, сомневаясь в прочности таковой конструкции. Строительство закрывали судебным ответом, строение пробовали снести, проводили опробования на прочность, пока, наконец, не убедились, что оснований для опасения нет.

Стараниями Анатоля де Бодо удалось достигнуть соединения несоединимого: церковь из красного кирпича, воплотившая в себе черты готической модерна и архитектуры, стала настоящим детищем собственного времени, разламывающим классические архитектурные представления на рубеже семь дней-XX столетий.

Сен-Пьер

На бугре Монмартр, в тени Сакре-Кер скрыт еще один архитектурный шедевр, о существовании которого многие туристы кроме того не догадываются, — церковь Святого Петра (Сен-Пьер). Когда-то она принадлежала бенедиктинскому монастырю, основателями которого в XIIVI и его супруга Аделаида Савойская. веке стали Людовик

Сейчас церковь является ярким примером смешения эр: сводчатые хоры возведены в двенадцатом веке, неф подвергался перестройке в пятнадцатом веке, западный фасад всецело обновлен в восемнадцатом веке. Считается, что колонны, сохранившиеся в церкви на хорах и по обе стороны от органа, принадлежали еще храму Марса, воздвигнутому на бугре Монмартр еще во времена Римской империи. А вот три медных портала, посвященных Святому Петру, Богоматери и Святому Дионисию, выполненные итальянским скульптором Тамоззо Джисмонди, показались тут совсем сравнительно не так давно — в первой половине 80-ых годов двадцатого века.

мельницы и Виноградник Монмартра

Тяжело представить муниципальный квартал современного мегаполиса, сохранивший черты деревни. Но парижанам удалось сберечь элементы первозданного вида данной местности, что придает Монмартру еще большее очарование. Единственный виноградник во французской столице находится на Монмартре, а его управление разместилось в строении-ротонде на площади Жана-Батиста Клемана.

Это необыкновенное строение восьмиугольной постройки создано в стиле неоренессанса в 1835 году на месте старого монмартрского колодца, хранившего до 5 тысяч литров воды и снабжавшего живительной влагой всех обитателей деревни Монмартр. Сейчас строение, находящиеся в собствености Альянсу виноделов Монмартра, находится в окружении виноградников, и его можно назвать «храмом Бахуса».

Но виноградники — это не единственные черты прошлой сельской судьбе Монмартра. Когда-то тут было тридцать ветряных мельниц для разделения винограда, помола муки, кукурузы, гипса. До наших дней сохранились только две из них: выстроенная в 1717 году мельница Раде на улице Лепик и известная Мулен де ля Галетт возведенная в первой половине 20-ых годов семнадцатого века на пересечении улиц Жирардон и Лепик и запечатленная на полотнах Ренуара, Руссо, Пикассо, Ван-Гога.

Во второй половине 30-ых годов двадцатого века Мулен де ля Галетт стала национальным монументом французской архитектуры.

Самая известная красная мельница Монмартра — Мулен-Руж — не есть историческим монументом, она создана дизайнером Леоном-Адольфом Вилеттом. По одной из предположений, ее красный цвет — это намек на район красных фонарей. И полным диссонансом звучит другая версия, гласящая, что занявшие Париж в 1814 году русские воины четвертовали на мельнице ее обладателя Дебрея, убившего русского офицера, и сейчас красный цвет мельницы символизирует цвет его крови.

Какая из предположений вдохновила Зидлера и Оллера во второй половине 80-ых годов девятнадцатого века на создание собственного известного кабаре — для нас окутано тайной.

Ветхие станции метро

Мельницы по соседству с метро — где еще заметишь такое? Лишь на Монмартре! Над оформлением станции метро Анвер в стиле арт-нуво трудился архитектор Эктор Гимар. Причудливый зеленый навес над входом в метро и лампы, похожие на огромные цветы, — это только немногое из того, что сохранилось от ушедшей эры. Прежде над первыми станциями парижского метро сооружались крытые павильоны, которых сохранилось всего два, и один из них — на Монмартре.

Сооружение модерновом стиле над станцией метро Аббес кроме этого в собственности Эктору Гимару.

Примечательные строения Монмартра, воздвигнутые в двадцатом веке

Авеню Жюно — средоточие строений, богатых историей. Одно из них — эксцентричное сооружение, созданное во второй половине 20-ых годов XX века австрийским архитектором Адольфом Лоосом по заказу поэта-дадаиста Тристара Тцара. Это произведение архитектуры есть необычным манифестом собственного создателя, вычислявшего, что современное мастерство не должно складываться из красоты отдельных элементов, подлинная красота достигается сочетанием между собой контрастирующих количеств.

Вот из-за чего его легкое белое творение включает в себя встроенный из серого щебня прямоугольник на первом этаже.

Не обращая внимания на то, что Монмартр есть официальной исторической частью города и охраняется как объект культурного наследия, новые строения тут все же появляются. По всей видимости, их проекты так уникальны, что вписываются в неспециализированную концепцию квартала.

Учитывая, что диссонанс тут — явление, успевшее стать привычным, сообщить новое слово в архитектуре Монмартра, на первый взгляд, не так уж и сложно: необходимо, дабы твоя творческая идея была уникальной и вносила на улицы Монмартра некую новизну, как, к примеру, офисное строение 1991 года, воздвигнутое архитектором Дидье на улице Жозеф де Местр. Это массивное эгоцентричное сооружение напоминает атлета, готового к прыжку: его основной фасад как будто бы падает вперед. Но пристройки с тыльной стороны строения выглядят подобно хвосту громадного кота, сидящего на обочине.

Тяжело сообщить, привнесет ли XXI век собственную новизну на улицы Монмартра. В известном монмартрском пристанище живописцев XIX — начала XX века «Бато-Лавуар» («плавучая прачечная») и сейчас арендуют мастерские современные живописцы, но славу Гогена либо Пикассо из них никто не сыскал. Центр богемной судьбе в далеком прошлом переместился на Монпарнас, исходя из этого современные творцы уже не черпают тут воодушевление.

А в известных сувенирных лавках и художественных салонах Монмартра появляется все больше китайских подделок.

Быкова Татьяна

Тбилиси, Грузия: очарование контрастов


Темы которые будут Вам интересны: