За торговыми рядами: краткая история московского зарядья xv–xxi веков

Культуролог Петр Мирошник поведал историю старого района Москвы, на месте которого в сентябре 2017 года открылся парк «Зарядье» — первый большой парк, созданный в столице за последние 50 лет

Наименование Зарядье (практически — часть города, находящаяся за торговыми последовательностями) совсем нетипично. Старый город на громадной реке в большинстве случаев складывается из крепости на возвышенном месте и жилого района под горой. Жилые и торговые кварталы, медлено спускающиеся к реке, принято именовать подолом. Это слово подразумевает, что гость приближается к городу и, замечая его со стороны, дает имена муниципальным частям.

Зарядье предполагает совсем другую точку зрения на город — не со стороны, а изнутри.

Точка, довольно которой Зарядье выяснилось «за последовательностями», это не слишком общий центральный район города, а в полной мере конкретное место — Константино-Еленинские ворота Кремля, каковые со временем провалились сквозь землю. Нынешнему Кремлю предшествовал древесный, для которого Константино-Еленинские ворота главенствовали . Из этого выходила Великая улица, ведущая к пристани, пребывавшей ниже по течению, из этих же ворот шла Дикарка — начало дороги и северная граница района из Москвы во Владимир.

За торговыми рядами: краткая история московского зарядья xv–xxi веков

Боярские палаты на улице Разина (Дикарка), выстроенные в XVII столетии, считаются одним из старейших сооружений гражданского зодчества Москвы. Фото 1970 года(Фото: Борис Трепетов / Фотохроника ТАСС)

Великая улица связывала начальный город — Кремль на крутом бугре с старой пристанью ближе к устью Яузы. Посад за муниципальными стенками начал появляться около данной градоформирующей оси, после этого встал вверх на бугор к Варварке, заполнив пространство между реками Москвой и Неглинкой. Дикарка упоминается в летописях кроме того раньше, чем Великая улица, — в первой половине 30-ых годов XV века.

К этому времени Китай-город и Зарядье уже близко заселены, а городу не одна сотня лет.

Космодамианская башня. Фото сделано ранее 1914 года(Фото: предоставлено Петром Мирошником)

При постройке стенки Китай-города Великая улица взяла вторые ворота — Космодамианские. На ветхих фотографиях это замечательная башня в полной мере кремлевского размера. Ее основание до сих пор лежит под тротуаром Китайгородского проезда.

В то время, когда Константино-Еленинские ворота были заложены, а масштаб города изменился, улица превратилась в Мокринский переулок — по имени церкви Николы Мокрого.

Мокринский переулок. Церковь Зачатия Анны. Фото 1920-х годов(Фото: предоставлено Петром Мирошником)

Возможность провалившейся сквозь землю улицы себе и сейчас: наблюдатель, стоящий в ее середине, рядом с церковью Николы Мокрого, имел возможность видеть ее восточный финиш, упирающийся в паперть церкви Зачатия Анны, что в Углу, а повернувшись на запад, видел в возможности улицы колокольню Ивана Великого.

Археологические раскопки в XX–XXI столетиях на месте Великой улицы открыли последовательно сменявшиеся формы муниципального благоустройства: булыжную мостовую XVIII–XIX столетий, древесную XVII-го и еще ниже грунтовую дорогу шириной всего 4 м, по обе стороны которой находились плетни из стволов молодых берез.

Раскопки ведутся в центре Москвы на территории филиала Национального исторического музея «Палаты XV–XVII столетий в Зарядье». Фото 1984 года(Фото: Гуревич А., Чумичев Александр / Фотохроника ТАСС)

Каменную стенке около посада планировал возводить еще Василий III по окончании набега Махмет-Гирея в первой половине 20-ых годов шестнадцатого века, но строительство началось в 1534-м при регентстве Елены Глинской.

В 1535 году «майя в 16 сутки князь Великий Иван Васильевич всея Руси и его Мати Елена повелели град камен ставити Китай». малолетний и Елена Иван принимали участие в закладке. По линии будущих стен шел крестный движение во главе с митрополитом Даниилом, а за ним строители укладывали первые камни.

Проломные ворота в Китайгородской стенке. Справа — бывшая германская пивная «У хромой собаки». Позднее на этом месте был Западный вход в отель «Российская Федерация»(Фото: Яков Халип / Фотохроника ТАСС)

Крепость строилась по итальянским примерам итальянским же мастером Петроком Малым и дожила практически без потерь до 30-х годов XX века. К 1927-му ее в первый раз за большое количество столетий всецело отреставрировали, а через пара лет снесли солидную часть. Стенки, окружавшая Зарядье, продержалась продолжительнее вторых — ее снесли в 1950-е.

И все же до сих пор ниже земной поверхности сохраняется до половины ее высоты.

Вид на Зарядье со стороны Замоскворечья. 1884 год(Фото: Репродукция Фотохроники ТАСС)

На дореволюционных фотографиях акватория Москвы-реки от Яузы до Кремля неизменно заполнена баржами, плотами и другим разнокалиберным флотом. А в центре речной панорамы ветхого Зарядья над крышами высится неоготический Никольский храм.

Вид на Зарядье со стороны реки. 1900-е годы(Фото: предоставлено Петром Мирошником)

Снесенный в 1941-м храм именовался Никола Мокрый, либо Водопоец. Святой, изображавшийся с мокрыми волосами, оберегал путешествующих по воде. Средневековое киевское предание говорит о родителях, задремавших в лодке и уронивших младенца за борт в Днепр.

У иконы Николы в Софийском соборе ребенок был отыскан мокрым, но живым.

Никола Мокрый обозначал еще и место, заливаемое в весеннее половодье. По границе речного разлива и шла Великая улица, ведущая в Кремль. Храм обозначал и место пристани, и сухой берег.

Дикарка в сторону Кремля(Фото: предоставлено Петром Мирошником)

О повседневной жизни средневековой Москвы и ее обитателях известно мало. Город был древесным и неизменно горел. Тёмные прослойки в толще культурного слоя, еле заметные либо толстые, легко соотносятся с записями летописцев, в обязательном порядке информировавших о пожарах.

В одной из усадеб Зарядья, погибшей в пожаре 1468 года, нашлась костяная печать, на которой около фигуры человека с копьем читается надпись «печать Ивана Коровы». Хозяином печати был Иван Юрьевич Патрикеев, князь, боярин, наместник столичный, ходивший во главе армий на Казань и Новгород, зарядский обитатель.

Соседями Ивана Коровы были бояре Романовы, родословие которых начинается с его сына и Андрея Кобылы Федора Кошки.

Самое первое, упоминаемое в документах, население Зарядья носило звучные фамилии. Каменная церковь Варвары, давшая имя улице, была выстроена итальянцем Алевизом по заказу купцов Василия Бобра, юшки и Федора Вепря Урвихвоста. Юшка известен так же, как Иван Дмитриевич Бобрищев, достигший должности постельничего и выстроивший на той же Варварке белокаменные палаты, данные Иваном Грозным английским торговцам, — Ветхий британский двор.

Это старейшее каменное жилое строение за стенками Кремля.

Картина «Британское подворье в семнадцатом веке» из музея «Ветхий британский двор»(Фото: Великжанин Виктор/Фотохроника ТАСС)

Как и британские торговцы, взявшие домовладение из рук Ивана Грозного, приезжими были Андрей Кобыла — «из немец», а Юшка со товарищи — из сурожских гостей (сурожане в Москве XIV–XV столетий — богатые торговцы (гости), каковые вели торговлю с итальянскими городами и Византией, а после этого с Османской империей через порт Сурож (совр. Судак). — Прим. ред.). Москва была «портом пяти морей» и в те далекие времена.

Итальянцами были выстроены стенки церковь-Варвары и Китай города, псковичи дали наименование зарядским Псковской горке и Псковскому переулку.

В десятнадцатом веке в Зарядье появился иудейский район. Так произошло, что первым местом в городе, куда иудеи имели возможность приезжать и останавливаться легально, стало Глебовское подворье — маленькое двухэтажное строение. В Зарядье, и без того тесном, это была точка громаднейшей концентрации масс людей.

Двести иудейских семей в один момент имели возможность пребывать на подворье.

Портовое Зарядье в десятнадцатом веке(Фото: предоставлено Петром Мирошником)

На рубеже XIX и XX столетий все описания сравнивают Зарядье с восточным рынком. Через большое количество столетий по окончании пристани и исчезновения, и Великой улицы Зарядье выглядело как район рядом с оживленным портом, не смотря на то, что практически сделалось гетто, замкнутым в самом себе, отгороженным от внешнего мира крепостной перепадами и стеной высот.

Граница между миром «верхнего» Китай-города с деклассированным Зарядьем легко опознается по подпорной стенке Варварки, ставшей для Зарядья практически четвертой стеной. В провалившиеся сквозь землю зарядские переулки нужно было спускаться по лестницам.

Москворецкий мост. 1920-е годы(Фото: предоставлено Петром Мирошником)

В периметра стенки сохранился нетипичный для центра города мир. Тут сформировалось полностью герметичное пространство. Лучшим подтверждением тому помогают воспоминания отечественных современников, чье детство прошло в Зарядье 40–50-х XX века.

Зарядье в 1930-е годы(Фото: предоставлено Петром Мирошником)

Родной квартал для мальчишек тех лет был надежным убежищем, тут возможно было не беспокоиться кроме того милиции с Красной площади. Тут был настоящий лабиринт проходных и переулков дворов, а ниже уровня почвы нескончаемые подвалы соединялись в единую сеть тайных ходов.

Вид на ветхий Москворецкий мост и Зарядье. 30-е годы ХХ века(Фото: Фотохроника ТАСС)

Выясняя правильное время по главным муниципальным часам — кремлевским курантам, местные дети гуляли на Красной площади, по причине того, что это была ближайшая городская площадь, а погреться зимний период входили в мавзолей.

Фотографии 1940 года, сделанные на протяжении архитектурных обследований района перед сносом, сохранили самый подробный отчет о жизни предвоенной Москвы.

Старое Зарядье перед сносом. Далеко — Устьинский мост. 1940 год(Фото: С. Свидель /Фотохроника ТАСС)

Сталинский генплан 1935 года не определил, что конкретно должно показаться в Зарядье. Конкурсы на строение Наркомтяжпрома проводились в 1934 и 1936 годах, но к постройке не приступали. В первой половине 40-ых годов двадцатого века вместо народного комиссариата было запанировано строительство второго дома Совета народных комиссаров. Зимний период 1940–1941 годов успели снести фактически четверть всего Зарядья — юго-западный угол между Москворецким мостом и рекой.

Началась война. Проекты остались на бумаге, а жизнь в Зарядье длилась практически такая же, какой она была до революции, до Николая II и, возможно, кроме того до Николая I.

«Смена эр» в Зарядье была в середине XX века. «В один из сентябрьских дней 1947 года в старую почву Москвы легли первые камни домов-великанов», — такое описание практически языческого действия показалось в издании «Техника — молодежи» за 1952 год.

Священнодействие закладки первого камня было умножено на восемь и совершено в сутки 800-летия города. Лишив столицу ветхих ориентиров — церквей, сталинский замысел преобразования города давал слово новые высотные доминанты невиданных размеров. Воображая семь выстроенных столичных высоток, направляться держать в голове еще две непостроенные.

Девятым и самым высоким строением должен был стать Дворец Советов на Волхонке, а восьмым — высотное строение в Зарядье.

Проект высотки в Зарядье(Фото: предоставлено Петром Мирошником)

Всю вторую половину XX века вид Зарядья был связан с одним архитектором — Дмитрием Чечулиным. Его дом на Котельнической фактически единогласно согласится прекраснейшем из столичных сталинских небоскребов, но Чечулин — единственный архитектор, строивший сходу две высотки. Высотное строение в Зарядье, строившееся для Министерства госбезопасности, могло стать высочайшим строением Москвы, поскольку строительство Дворца Советов на месте храма Христа Спасителя к тому моменту было уже заморожено.

Сталинские высотки достраивались по окончании смерти Сталина. Но не все. Каркас строения в Зарядье, которой достиг к 1953 году высоты 15-го этажа, в 1955-м было решено разобрать.

Железный каркас из Зарядья был повторно использован при постройке стадиона в Лужниках. Данный же путь через пять десятилетий повторил концертный зал «Российская Федерация», три года простоявший осколком снесенной гостиницы, а позже переехавший во Дворец спорта «Лужники».

Десять лет Зарядье воображало собой закинутую стройплощадку — так же, как в начале XXI века. История в этом месте обожает ходить по кругу. Во второй половине 50-ых годов двадцатого века группой архитекторов было предложено отказаться от строительства и разбить парк.

И все же через десятилетие Чечулин возвратился в Зарядье дабы на фундаментах непостроенной высотки возвести гостиницу «Российская Федерация».

Строительство в Зарядье в первой половине 60-ых годов двадцатого века(Фото: предоставлено Петром Мирошником)

«Российская Федерация» стала новой версией «окна в Европу». Тут жили делегаты партийных съездов и зарубежные гости. Подъезд гостиницы ежедневно становился то красной ковровой дорожкой, то Карнеги-холлом, то той самой аллеей звезд, где оставлялись отпечатки рук с автографом.

Строительство гостиницы «Российская Федерация». Фото 1965 года(Фото: Фотохроника ТАСС)

Роль места, где публика стоит с двух сторон, а посередине шествуют те, на кого наблюдают, возвратилась в новом формате. Когда-то, в те времена, в то время, когда Кремль был древесным, так шли в город от пристани по Великой улице. Неудивительно, что аллея эстрадных звезд фактически совершенно верно сходится с автострадой данной улицы, правда ХХ век оторвал ее от поверхности почвы, немного поднял на пара метров и перевоплотил из картографического объекта в архитектурную подробность.

Вид на гостиницу «Российская Федерация» в первой половине 70-ых годов двадцатого века(Фото: Василий Егоров и А.Стужин/Фотохроника ТАСС)

Гостиница «Российская Федерация» вмещала в себя все, что возможно и нельзя вместить. Не редкость дом-город, но это было строение-государство. В 1990-е тут открылся первый ночной клуб, а из номеров с видом на Кремль стали выходить в прямой эфир отечественные и зарубежные каналы.

Вид на Кремль, гостиницу «Российская Федерация» и Громадный Москворецкий мост. 1977 год(Фото: Анатолий Ковтун /Фотохроника ТАСС)

На свободных пространствах около гостиницы появился стихийный палаточный лагерь, в котором недоедали, протестовали и собирали подписи. Вольница у стенку Кремля. Картонные дома были оборудованы печками, в городе жили много постоянных обитателей.

Символическим началом этого «Вудстока» можно считать приземление Матиаса Руста. В 1987-м его самолет сел на Громадный Москворецкий мост именно в том месте, где в прежние времена зарубежные гости, везущие новое с запада и востока, выходили по Великой улице под стенки Кремля.

Палаточный город у отеля «Российская Федерация». 1990 год(Фото: Кавашкин Борис/Фотохроника ТАСС)

В ноябре 2004 года состоялся первый конкурс, посвященный площадке в Зарядье. В то время гостиница «Российская Федерация» еще была полна постояльцами. Реконструкция, заявленная в конкурсе, традиционно обернулась сносом. Через год гостиницу закрыли.

Полтора года ушло на разборку корпусов огромного комплекса. Концертный зал «Российская Федерация» простоял еще три года, словно бы опять выполняя роль ветхого Зарядья, находившегося десятилетия в руинах, ожидая, в то время, когда же придет строитель.

Демонтаж гостиницы «Российская Федерация». Фото 2006 года(Фото: ИТАР-ТАСС/ Михаил Фомичев)

Об авторах

культуролог и Петр Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Зарядье история заглавия


Темы которые будут Вам интересны: